Проблемы и перспективы автоклавного газобетона

Г.И. ГРИНФЕЛЬД, Национальная ассоциация производителей автоклавного газобетона

Автоклавный газобетон за последние 15 лет стал самым массовым стеновым материалом. Две встряски рынка, вызванные кризисами свободных денег в 2009-10 гг. и 2016-17 гг., привели к заметному спаду в производстве смежных с газобетоном стеновых штучных материалов (керамических кирпича и камней, силикатных изделий, мелких бетонных блоков). Производство газобетона при этом показывало минимальный (менее 15%) спад и последующий рост. В результате доля газобетона на рынке стеновых материалов во многих регионах превысила 50%.

Проблемы

Реакционные силы. Как мы уже обсуждали на прошлой конференции, быстрый и уверенный рост приводит к усиливающейся реакции в том значении этого слова, которое присутствует в словосочетании «реакционные силы». Рыночный успех газобетона вызывает обоснованные опасения у производителей керамических и силикатных стеновых материалов, вызывает протест у производителей и переработчиков теплоизоляционных материалов. Действительно, газобетон присутствует сразу в двух областях применения: как стеновой штучный материал для каменной кладки, где его рыночная доля велика, и одновременно как теплоизоляционный материал. В роли теплоизоляционного материала газобетон занимает лишь малую долю рынка – годовой выпуск марок D400 и ниже составляет около 1 млн м3, что позволяет возводить до 3 млн м2 стен, т.е. обеспечивать возведение примерно 1,5-2 млн м2 гражданских зданий из общего количества, близкого к 100 млн м2. Таким образом, газобетон, не являясь теплоизоляцией для полов и кровель, занимает 1-1,5% общей площади теплоизолируемых поверхностей. Несмотря на столь незначительную роль на рынке, декларируемые теплоизоляционные возможности материала вызывают активную протестную реакцию со стороны многих участников строительной индустрии.

Технологии-заменители. Структура строительства продолжает меняться в соответствии с тенденциями, наметившимися 10-15 лет назад и ярко проявившимися после 2015 г.: объемы строительства многоквартирного жилья снижаются, в то время как строительство индивидуального жилья стагнирует. При этом в обоих сегментах происходит снижение средней площади квартир или одноквартирных домов, что при подсчете по вводимым площадям скрывает рост жилищного строительства «в штуках».

Одновременно с изменением соотношения между МКД и ИЖС в строительной отрасли происходят и повышение средней грамотности проектирования теплозащитных оболочек здания, все полнее и точнее происходит учет теплотехнических неоднородностей, влияние которых учитывается как по таблицам СП 230.1325800.2015, так и по результатам трехмерного моделирования конструкций. За последние 10 лет существенно более грамотными и проработанными стали проекты оболочек зданий с наружной изоляцией с применением фасадных систем с тонким штукатурным слоем, а также навесных фасадных систем, что делает их применение для застройщиков менее рискованным и более прогнозируемым, чем раньше. Системы наружной теплоизоляции широко применяются по газобетонному основанию, но средняя толщина кладки при этом снижается, а использование для заполняющей каркасы зданий кладки материалов-заменителей упрощается.

В многоэтажном строительстве снижается доля кирпичной облицовки. Это уменьшает востребованность двухслойной каменной стены в монолитно-каркасных зданиях: стена 300-450 мм газобетона D300-D400 с облицовкой в полкирпича, обеспечивавшая значительную часть спроса на газобетон в МКД, становится менее привлекательной. Связано это в первую очередь с проблемами облицовочной кладки из керамического кирпича, вызванными ошибочными проектными решениями, принимавшимися до 2011 г., но сказывается на потреблении нашей продукции.

Нормирование энергопотребления. Нормирование тепловой защиты и энергопотребления не статично. Эта область технического регулирования является ареной активного противостояния двух сильно разнящихся позиций, внутри каждой из которых ситуативно консолидируются несколько частных, различающихся между собой точек зрения, основанных на разном понимании здравого смысла, конечной общественной пользы и коммерческих интересов. Однако в пределе все публичные декларации целей вынужденно сходятся на том, что нормирование должно способствовать внедрению окупаемых мероприятий и снижению энергоемкости ЖКХ на всех стадиях жизненного цикла объектов инфраструктуры, зданий и сооружений. Различаются предлагаемые способы достижения этих целей и предлагаемые методики количественной оценки результатов.

Единственным практическим результатом восьмилетней работы сторонников ужесточения требований к энергопотреблению зданий стал приказ Минстроя № 1550/пр от 17 ноября 2017 г. «Об утверждении Требований энергетической эффективности зданий, строений, сооружений», из которого в ходе работы были исключены требования к отдельным элементам ограждающих конструкций, но сохранена задача снизить общее потребление энергии зданиями на стадии эксплуатации на 20% относительно требований 2011 г. с 1 июля 2018 г., на 40% с 1 января 2023 г. и на 50% от уровня 2011 г. с 1 января 2028 г. Таким образом, приказ предполагает, что с 2028 г. в эксплуатацию смогут вводиться только здания, в которых потребление энергии на отопление и вентиляцию (а также на ГВС в многоквартирных домах) будет снижено в 2 раза по сравнению со значениями, требуемыми действующими СП 50.13330.2012 и смежными с ним нормативами по бытовому потреблению горячей воды.

Требования приказа № 1550/пр впрямую касаются только конечного энергопотребления. В части обязательных к реализации технических требований описываются узлы учета энергии, системы регулирования потребления энергии в зависимости от температуры наружного воздуха и воздуха в помещениях. При этом требования к удельной характеристике расхода тепловой энергии на отопление и вентиляцию не распространяются на объекты индивидуального жилищного строительства, дачные и садовые дома.

Для прогнозирования конструктивных и инженерных решений, которые потребуется включать в проекты для выполнения требований действующего законодательства в области энергопотребления, следует учитывать, что высока вероятность того, что приказ № 1550/пр попадет под действие «регуляторной гильотины». Здесь следует сказать, что России удалось в области технического регулирования «энергоэффективности» зданий проскочить гипертрофию промежуточной (и ошибочной) ступени, на которой директивные немотивированные требования предъявляются только к отдельным элементам ограждающей оболочки зданий (т.н. «поэлементные требования»), а общее энергопотребление не нормируется.

Расчетная теплопроводность. За прошедшие с момента выхода ГОСТ 31359 и 31360 годы в России обновилась нормативная база на большинство теплоизоляционных материалов. В правила декларирования значений теплопроводности были внесены изменения, требующие указывать не средние значения теплопроводности, а принятые с учетом однородности достигнутых показателей с обеспеченностью 0,9. Ситуация схожа с тем, как сейчас декларируется прочность бетона, принимаемая с обеспеченностью 0,95.

Параллельно Минпромторгом начата работа по переводу всей промышленности строительных материалов на подтверждение соответствия в форме принятия декларации о соответствии. Этот формат возлагает ответственность за неверно указанные в паспортах и декларациях значения показателей на производителя. При текущей системе подтверждения соответствия в форме добровольной сертификации производитель отвечает только за значения, определяемые в ходе приемо-сдаточных испытаний, и не несет ответственности за указываемые в паспортах результаты периодических испытаний. В ходе актуализации ГОСТ 31359 и 31360 появилась необходимость принять такие требуемые значения теплопроводности, не выходить за рамки которых будет достижимо практически для всех производителей. При этом каждый из производителей сможет указывать фактически достигнутые значения теплопроводности материала с учетом фактических значений однородности по плотности и теплопроводности при заданной плотности.

Расчетная эксплуатационная влажность. Следующий важный вопрос касается расчетных значений эксплуатационной влажности. Фактическая влажность материала в стене зависит от множества факторов: климатические условия региона строительства, микроклимат в ограждаемом помещении, изотерма сорбции материала, состав конструкции с учетом тепловлагопроводности и паропроницаемости всех входящих в ее состав слоев. Однако для проектирования тепловой защиты должны быть установлены обусловленные чем-либо значения (как, например, введенные в СП 50.13330 условия эксплуатации А и Б) либо результаты расчета влажностного режима, учитывающие, как и в случае с расчетом теплопотерь, не только значения по глади стены, но и зоны неоднородностей и сопряжения со смежными конструкциями. Вопрос не имеет на сегодня единого общепризнанного ответа: в зависимости от субъективных предпочтений участники процесса проектирования принимают данные по ГОСТ 31359, используют близкие по смыслу строки из приложения Т СП 50.13330 либо основываются на справочных и рекомендательных данных нормативного поля Евросоюза. Таким образом, сегодня в России нет единого взгляда на принимаемые в расчет значения влажности и теплопроводности автоклавного газобетона.

Перспективы

Смена акцентов в потребительских характеристиках. Строительный рынок вообще и в особенности рынок частного домостроения постепенно цивилизуется. Растет профессиональный уровень участников строительного рынка на всех его этапах. В ИЖС приходит ипотечное кредитование, причем не только на стадию покупки готовых объектов, но и в виде проектного финансирования. Минстрой в очередной раз озвучивает планы по формированию банка типовых проектов для упрощения процедуры одобрения заявок на кредит. Внедряется механизм облегченного одобрения кредитов при заключении договоров поставки и монтажа домокомплектов, изготавливаемых предварительно отобранными заводами, производящими панели или модули для построечной быстрой сборки. Все эти изменения, накапливаясь, постепенно приводят к смещению акцентов переезжающих за город горожан при выборе будущего дома. Вопросы материала стен и конструктивных решений становятся менее значимыми, внимание переключается на характеристики участка, архитектурные решения дома и конечные его свойства, выражающиеся в годовом и пиковом потреблении энергии, акустическом комфорте, комфорте воздушной среды и температурном комфорте.

Более значимая роль при выборе конструктивных решений индивидуальных жилых домов достается профессиональным участникам строительного рынка: проектировщикам, подрядчикам, девелоперам, которые принимают на себя ответственность за результат. Поэтому производители материалов и комплексных решений параллельно с работой по информированию индивидуальных застройщиков все больше смещают внимание на повышение лояльности профессионалов, предлагая им решения, которые помогут, в свою очередь, повысить лояльность конечных потребителей. Скорость ввода объекта в эксплуатацию, отсутствие рекламаций или быстрая на них реакция с возвращением удовлетворенности потребителя – целью становится не продажа самого дешевого или самого прочного материала, а выдача готового решения: стены, коробки дома, дома целиком в понятные сроки и за понятные деньги. В ИЖС все более полно проявляется классический маркетинговый тезис о том, что продается не товар, а решение задачи.

Таким образом, можно подвести промежуточный итог: все большая доля денег в ИЖС приходит и будет приходить через банковское кредитование стройки. Критериями риска при рассмотрении заявки на финансирование при этом выступает не только финансовая состоятельность заявителя, но и вероятность того, что объект финансирования будет возведен и получит свою ожидаемую рыночную стоимость. Эта вероятность, в свою очередь, оценивается в т.ч. на основании освоенности технологии, степени заводской готовности объекта строительства и типичности объемно-планировочных решений. Это ведет к тому, что внимание потребителя смещается с материалов на конечные характеристики объекта, а производитель материала формирует интерес к нему у промежуточных потребителей – переработчиков материала: строителей, проектировщиков, девелоперов.

Опыт Западной Европы. В странах Евросоюза нормирование энергопотребления зданий успело проскочить мимо разумной достаточности в предъявлении поэлементных требований к отдельным фрагментам теплозащитной оболочки. Требования к общему энергопотреблению стали обязательными и первичными уже после того, как прямыми поэлементными с рынка были убраны практически все возможности для применения однослойных стен и крыш из конструкционно-теплоизоляционных материалов. После 2015 г. на рынках Западной Европы однослойные стены остались лишь в виде редких исключений: газобетон низких плотностей и крупноформатная шлифованная керамика занимают очень незначительную долю рынка. Одновременно с тем произошло совершенствование практики возведения несущих стен малой толщины. Повсеместное внедрение кладки с тонким швом привело к снижению толщины несущих стен в малоэтажном строительстве сначала до 200, затем до 175 мм. Сейчас в континентальной Европе происходит переход от стен толщиной 175 к стенам толщиной 150 мм. При этом в Великобритании с начала 2000-х гг. основной нормой стали несущие стены из газобетонных блоков толщиной 100 мм для строительства двухэтажных и 140 мм для строительства первых этажей трехэтажных жилых зданий. Несмотря на то что жилищное строительство в Евросоюзе за последние 15 лет сократилось почти вдвое, объемы потребления автоклавного газобетона снизились менее чем на 1/3, а в Великобритании, наоборот, выросли.

Выводы:

Строительная отрасль экономики находится в постоянном развитии. Меняется законодательная база как в части технического регулирования, так и в части регулирования финансовой стороны строительства. Часть изменений является прямым вызовом для производителей автоклавного газобетона, часть – открывает новые возможности. Однако взгляд на Западную Европу, практику технического регулирования которой мы частично перенимаем, позволяет смотреть на перспективы спроса на автоклавный газобетон достаточно спокойно.

Данный доклад был представлен на V международной научно-практической конференции «Современный автоклавный газобетон» в г. Пятигорск, 16-18 октября 2019 г.